02:22 

Один из Королей Ночной Вероны - Меркуцио // Я просто хотел сделать всё красиво, героем стать хотел - и я им стал!
Фэндом: Pandora Hearts
Название: *не придумано*
Автор: Pan Hetman Malfoy
Бета: Ворд =_='''
Пейринг: Оз/Гил - основной, Винсент/Гилберт, Брейк/Гил слегка
Рейтинг: PG-13, чуть R sex
Размер: мини
Статус: теперь есть 1,2,3 и 4 части, прода планируется
Жанр: романс и флафф с некоторым ангстом
Дисклеймер: все не наше, мой только текст
Размещение: сначала меня спросите
От автора: По аниме, надеюсь, не слишком АУ (пока вроде сюжету особо не противоречит, но если руки дойдут, будет АУ, да *__* ) Вообще планируется написать несколько связанных зарисовок о Гилберте, которые можно читать отдельно, но они будут объединены общей сюжетной линией.
I часть: Озу – 13, Гилу – 12.
II часть: упомянается период, где Гилу от 14-ти до 18-ти
III часть: В это части Гилу, наверное, лет эдак 20...
IV часть: Гилу 24 года (начало 4-й серии)

I часть.

- Гил, Гил, ты видишь? – шепотом поинтересовался юный Беззариус у своего слуги, отвлекая того от чтения книги.
Гилберт посмотрел на вход в кухню: оттуда, из-за угла, за ними кто-то внимательно наблюдал, но, заметив, что слежка раскрыта, «шпион» быстро скрылся.
- Гил, кто это? – глаза Оза блестели, а на лице появилась мечтательная улыбка.
- Э… Ну это же дочка кухарки, а что?
- Ну ты же видел это!
- И? – тот не понимал такого нездорового энтузиазма молодого хозяина.
-Это же очевидно: значит, она в меня влюбилась! В своего красивого, сильного, умного, знатного господина, - самодовольно констатировал блондин такие «очевидные» факты.
Гилберт немного растерялся, не зная, как должен на это реагировать.
- Ну да… Наверное, это так, - неуверенно согласился он.
- И это значит, - мальчишка выжидательно посмотрел на друга, - что я должен с ней встретиться и поговорить! В общем, сходить на свидание!
- Э… На свидание? Вы уверены?
- Конечно! Настоящий джентльмен не может отказать даме!
- Ну что ж, Вам виднее, - все еще с сомнением в голосе согласился черноволосый мальчик, снова погружаясь в чтение.
А юный наследник уже начинал строить какие-то свои, непременно грандиозные планы, для этого «свидания».
***
Девушка, а точнее еще совсем девчонка, в аккуратном платье зеленого цвета и белом фартучке старательно вытирала только что вымытую посуду, когда за ее спиной раздался задорный голос:
- Приветствую, юная леди!
Она резко повернулась, что мокрая тарелка выскользнула из рук, но разбиться не успела – Оз Беззариус, а это был он, успел ее подхватить в паре дюймов от пола.
- Осторожнее. Я тебя напугал? Прости, - мальчишка очаровательно улыбнулся, поставив тарелку на стол.
- Нет-нет, все хорошо, господин, это я такая неуклюжая! – дочка кухарки опустила глаза, смотря в пол.
- Не беспокойся, все хорошо, - блондин подмигнул, - кстати, как тебя зовут?
- Аико, господин.
- Аико значит? А я Оз.
- Да, я знаю… Вы что-то хотели?
- Ну, - Оз почесал затылок, взлохматив светлые волосы, посмотрел сначала на потолок, а потом снова на юную особу, - на самом деле да. Я видел, как ты за нами следила.
Глаза служанки широко раскрылись, в них промелькнул испуг:
- Нет-нет! Вы не так поняли! Я вовсе…
- Тихо-тихо, - успокаивающе заговорил парень, подняв руки в примирительном жесте, - все нормально. Я все понимаю, юноё сердце затронуло пламя любви…
- Откуда Вы..? – на щеках Аико проступил румянец.
- Ну это же очевидно! Я специалист в таких делах. И мой долг, как настоящего джентльмена, помочь прекрасной леди.
Девушка только еще больше смутилась, немного помолчала, но все-таки согласилась:
- Да, господин, Вы правы. Я.. Я могу Вам доверять?
- Конечно! – Оз поспешно уверил девушку, - я буду нем, как могила!
- Просто… Я и не знаю, что мне делать! – шепотом и с каким-то восторженным придыханием она начала говорить. – Но Вы – его лучший друг, наверное, сможете мне что-нибудь посоветовать… Все-таки он такой…
- Стой, - юный Беззариус непонимающе посмотрел на Акио, - «он»? Какое еще «он»?
Служанка удивленно моргнула:
- Ну да, он – господин Гилберт…
- Ах, господин Гилберт, - брови блондина поползли наверх, - так тебе Гил нравится…
- Ну да, а Вы на кого думали?
- Нет-нет, конечно на него! – немного наигранно Оз попытался заверить Акио, но та, похоже, так была увлечена своими внутренними переживаниями, что не заметила фальши в голосе.
Девушка стала увлеченно щебетать про Гилберта, такого «доброго, мило, заботливого и скромного», а сам Оз тем временем поспешно соображал, как вести себя дальше. Но тут его озарило: а почему бы не свести Гила с этой девчонкой? Все-таки у него самого, а в этом блондин не сомневался, будет еще куча поклонниц, а вот о будущем своего друга и слуги по совместительству он, как хороший хозяин, обязан позаботиться. И, тем более, это наверняка будет весело…
***
Гилберт неспешно убирался в комнате, стряхивая пыль мягким пушистым веничком с фамильного серебра семьи Беззариусов. Всю работу он выполнял чисто автоматически, полностью погруженный в мысли о «свидании» своего господина. Конечно, он понимал, что ничего плохого там случиться не может, но все равно чувство беспокойство не оставляло его. А вдруг эта девчонка разобьёт сердце юному господину? Или что еще пойдет не так.. Гилберт тяжело вздохнул, ставя очередную тарелку на место, как из размышлений его вывел звук негромко хлопнувшей двери: вернулся Оз.
- Вы вернулись!
Но блондин молчал, лишь смотрел в пол, а взгляд его скрывала длинная светлая челка. Он все так же молча прошел в центр комнаты, плюхнулся в кресло и отвернулся в сторону камина.
- Господин Оз, с Вами все в порядке? - обеспокоенный, Гилберт сразу же подошел к нему.
Мальчишка уже начал готовиться к худшему, но тут Оз все-таки повернулся и посмотрел на него: глаза его блестели от какого-то нездорового азарта, а на лице появилась улыбка, которая не предвещала ничего хорошего, в чем Гилберт не раз убеждался на своем же опыте. В такие моменты молодой хозяин напоминал ему дьявола, задумавшего очередное темное дело. И это было не так уж и далеко от правды.
- Ну… Как прошло? – неуверенно поинтересовался брюнет.
- Хорошо, хорошо прошло, - Оз все еще улыбался, жестом приглашая друга сесть на рядом стоящий диванчик.
Гилберт присел, выжидательно глядя на господина
- Да не волнуйся ты так, - наследник дома Беззариусов беззаботно рассмеялся, - в общем, я ошибся! Оказывается, ей нравлюсь не я!
- Этого не может быть! - Гилберт искренне не понимал, что кому-то не нравился его хозяин. – Но тогда кто?
- Это, - белокурый мальчишка выждал картинную паузу, - ты! Ей нравишься ты!
- Вы шутите! Это невозможно, чтобы я нравился больше Вас!
- Почему нет? – удивился Оз, не переставая улыбаться. – Ты у нас вроде вполне симпатичный, так что ничего удивительного.
Мальчишка сразу смутился, не зная, что и ответить. А Беззариус, закинув ноги на столик, продолжил:
- Так вот, я, как твой господин, решил позаботиться о тебе. Так что завтра у тебя с ней свидание. Ее, кстати, Акио зовут…
- Нет, я не могу! – выпалил Гил, сжав кулаки.
- Почему это еще? – блондин удивленно выгнул бровь. – Тебе не нравится она что ли?
- Нет, не в это дело, - мальчишка смущенно отвел взгляд в сторону, - просто Вы… Вам… Она же нравится Вам...
- Не говори чушь, – Оз весело отмахнулся, - да у меня таких, как она, полно. А вот тебе давно уже пора улаживать личную жизнь.
- Э…
- Не беспокойся! У тебя же будет такой учитель, как я!
- Я не думаю, что это хорошая идея, - Гилберт все-таки решил попытаться избежать эту очередную авантюру.
- Ты мне не доверяешь? – Оз подозрительно прищурился.
- Что Вы, что Вы! – мальчишка протестующее замахал руками, сдавшись под взглядом хозяина. – Если Вы так в этом уверены…
- Ну и отлично! – Беззариус довольно потер руки. – Теперь ты мой ученик! Так начнем урок!
- Что, уже? – Гилберт испуганно посмотрел на хозяина, еще крепче прижимая к себе веник, который он все это время так и не выпустил и рук.
- Конечно! Ведь свидание уже завтра! Так… Начнем с простого: что ты знаешь о девушках?
- Ну, - мальчишка в конец засмущался и растерялся, - у них обычно длинные волосы, красивые платья, они не играют с нами…
- Все с тобой ясно, - прервал его Оз, - ничего путёвого ты о них не знаешь. Вот, что нужно сделать, если встретишь понравившуюся тебе девушку?
- Ну.. Я, наверное, поприветствую ее…
- Как ты это сделаешь?
- «Здравствуйте»…
- Неправильно, - Оз покачал головой, - нужно сказать «я так рад вас лицезреть, прекрасная леди», после чего поцеловать ей руку.
И он, в подтверждение этого, мгновенно присел на одно колено, и, взяв руку друга, невесомо прикоснулся к ней губами. Гил мгновенно опешил от таких действий своего господина и весь залился краской. Но Беззариус будто бы даже этого не заметил, продолжая:
- Затем ты смотришь ей прямо в глаза, - и чистые изумрудные глаза встретились с желтыми, - а потом, например, целуешь.
И блондин отвел взгляд, глядя себе на руки. А Гил так и сидел, заворожено глядя на хозяина.
- Понятно? – вывел его из ступора голос Оза.
- Д-да, - поспешно согласился мальчишка, также отводя взгляд.
- Ну, целоваться, я надеюсь, ты умеешь? – весело спросил Оз, поудобнее устраиваясь в кресле.
Нет ответа.
- Гииил…
По-прежнему молчание.
- Гил, ты что, правда? - Оз чуть ли не ошарашено посмотрел на друга.
Тот, в свою очередь, сидел, всем видом выражая вселенскую скорбь, при этом покраснев чуть ли не до кончиков ушей.
- Простите, господин…
Казалось, что мальчишка сейчас расплачется.
- Эй-эй, Гил, ты чего? – Оз даже испугался за такую странную реакцию друга.
Он пересел на диван к Гилберту, пытаясь посмотреть тому в глаза, на которых уже начали появляться слёзы. Тогда он всерьез забеспокоился и прижал Гила к себе, надеясь, что тот так успокоится.
- Да хватит тебе, - начал ободряюще Оз, - это же такая ерунда! Я тоже когда-то не умел! Научишься и ты.
- А вдруг ей не понравиться… Я вас подведу, - совсем расстроенно прошептал Гил.
- Да ей не может не понравиться! – возразил Оз.
- Ну, я же не умею…
- Господи, Гил, хватит ныть! – Беззариус уже начал уставать от этого пессимистичного настроя. – Ну, хочешь.… Хочешь, я тебя научу!
И только под шокированным взглядом желтых глаз, он понял, что сказал.
А Гилберт не мог поверить в услышанное. Он смотрел на своего господина, на его реакцию: что-то похожее на испуг, затем немного нахмурился, решая что-то для себя. И, решив, мягко улыбнулся, а изумрудные глаза потеплели. После чего легко провел рукой по щеке Гилберта, убирая спутанные черные волосы, наклонился близко-близко, что от теплого дыхания пробежали мурашки, и поцеловал. На самом деле это и назвать поцелуем нельзя было, всего лишь прикосновение слегка приоткрытых губ, но то, что испытал Гилберт в тот момент, вызвало намного больше чувств, чем любой «настоящий» поцелуй.
Немного подождав, Оз отстранился и поспешно отвел взгляд.
- Ну вот, теперь ты примерно знаешь как, так что за завтрашний день можешь не волноваться, - с какой-то излишней веселостью сказал он, вставая с дивана и потягиваясь.
- Это… всё? – неуверенно спросил Гил, дотрагиваясь до своих губ.
- Да, - уже сухо отвел Беззариус, добавив, - у меня есть дела.
И вышел из комнаты. А Гилберт еще так посидел некоторое время, глядя на горящий камин, после чего пошел к себе в комнату – время уже было позднее, а вечер выдался не из легких, хотя завтрашний день пугал не меньше.
***
Казалось, что весь день Оз как будто бы избегал своего верного слуги, находя всевозможные предлоги, чтобы остаться одному. Лишь один раз он перекинулся с Гилбертом парой слов, сообщив о месте и времени так называемого «свидания». Сам же Гил ходил как в воду опущенный, не зная, куда себя деть без хозяина.
Встреча была назначена в библиотеке после ужина, когда все уже разойдутся по своим комнатам и не смогут помешать. Гилберт немного опоздал, Аико уже была здесь. На ней было простое, но аккуратное темное платье, а каштановые волосы перевязаны синей лентяй. При виде вошедшего, она немного смутилась, хотя и старалась этого не показывать.
- Э… Приветствую, прекрасная леди, - неуверенно начал Гил, вспоминая короткий урок своего господина.
Потом, подумавши, немного наклонил голову, взял руку девушки и легко прикоснулся поцеловал. Лицо служанки вспыхнуло красным, хотя и сам мальчишка казался смущенным не меньше ее.
- Простите, что доставила Вам такие неудобства, - заговорила он, отводя взгляд.
- Все в порядке, - заверил ее Гил, пытаясь придумать, что делать дальше, ведь больше инструкций как таковых у него не было.
Но девушка и сама нашла выход:
- Не хотите ли чаю?
И, действительно, на столике, за которым обычно читают, стоял небольшой поднос с чаем и вазочкой конфет.
- Да, с удовольствием, - улыбнулся Гил, пододвигая даме кресло, а сам садясь рядом на небольшой диванчик.
Небольшое чаепитие позволило убрать напряженную атмосферу и неловкость момента. Вскоре молодые люди разговорились, посмеявшись над местным поваром, обсудив байки про подземелья поместья, пожалившись на нелегкую жизнь прислуги, и обговорив многих других мелочах. Аико оказалось приятным собеседником, в меру веселой, достаточно воспитанной. Она каждый раз мило краснела, когда встречалась взглядом с Гилбертом. Тот же, в такие моменты, особенно сильно ощущал себя не в своей тарелке. Вроде бы и все хорошо, да и девчонка она неплохая, но все равно он чувствовал себя неспокойно, хотя и старался быть дружелюбнее. «Ради господина», - проносилось у него в голове в такие моменты. Но когда Аико пересела к нему на диван, он окончательно запаниковал.
И не зря: не успел он толком обдумать свою ситуацию, как девушка, закрыв глаза, наклонялась для поцелуя. Гилберт бы отстранился, но то, что он сидел на диване, ему мешало. Казалось, это неизбежно, и он зажмурил глаза.
- Стой, - голос, от которого веяло холодом, заставил девушку остановиться, не достигнув цели.
- Господин? – Гилберт сначала подумал, что ослышался: но его хозяин действительно был здесь и сейчас, со скрещенными руками на груди стоял, прислонившись к ближайшему книжному стеллажу.
Лицо Оза ничего не изображало, но от самой фигуры веяло какой-то холодной яростью.
- Что-то случилось, господин? – удивленно, хотя и разочарованно осведомилась Аико.
- Я передумал, - коротко ответил он.
- В смыс…
Не успела девушка договорить, как Оз, преодолев разделяющее расстояние несколькими быстрыми шагами, схватил Гилберта за руку, поднимая того с дивана, и прижал к себе.
- Это мой слуга, и я запрещаю кому-либо даже прикасаться к нему, - сухо и властно произнес наследник дома Беззариусов, несколько презрительно глядя на испуганную Аико, - пошли отсюда, Гил.
И, крепко держа мальчишку за руку, чуть ли не потащил его к выходу.
***
Гилберт ничего не спрашивал: такое несвойственно Озу поведение его немного пугало, и он почему-то чувствовал в этом и свою вину. В общем-то, этот небольшой случай никак не повлиял на их дружбу, они больше никогда и не заговаривали об этом. Даже более того, мальчик был уверен, что его господин уже и забыл и об этих «свиданиях» с дочкой кухарки, и о том, как украл первый поцелуй Гилберта.
II часть.
Поначалу Винсент пугал Гилберта. Да чего уж там! – его пугал весь дом и вся семья Найтреев. Здесь не было того света и тепла, что наполняло поместье Безариусов. Даже от его брата, веселого и беззаботного мальчишки, веяло какой-то тьмой. Хотя, наверно, сам Гилберт был не лучше: предатель, не помнящий прошлого, использующий людей для корыстных целей.
Первое время было тяжело, но с годами он принял все это как должное и неизбежное. С Винсентом у них были отношения... Гил честно старался себя вести как любящий брат, что удавалось с большим трудом, тем более с этим человеком, который всегда оставался для него загадкой: за этой улыбкой, за этим взглядом разных глаз будто скрывалась какая-то тайна. Хотя, наверняка, так оно и было. А странное прошлое, о котором сам Гил ничего не помнил, только увеличивало пропасть между ними. Но, тем не менее, они по-своему были друзьями, проводя рядом с друг другом достаточно много времени: игры дома, учеба, вместе ели, спали. Тем самым и вышло, что жизнь будущего владельца Ворона была заполнена этим странным мальчишкой. А со временем он привык, научился не отталкивать новоприобретенного брата. Гилберт позволял Винсенту дотрагиваться до себя: пощекотать, дружески обнять, семейный целомудренный поцелуй в лоб, легкий «чмок» в щеку на день рождения – здесь нет ничего предрассудительного, они же братья, не так ли? Тем более Винсент всегда очень внимателен и мил с Гилом, но не более того. Лишь однажды, во время какой-то игры, вроде бы это был бой подушками, переросший в подобие борьбы, где Гил сначала отвечал скорее даже по обязательству, а потом и сам увлекся, весело смеясь. И вот в такой момент лица мальчишек оказались близко-близко, что можно было почувствовать тяжелое дыхание друг друга, Винсент прижался губами к губам брата. Это был даже не поцелуй, но в этот же миг брюнет испуганно оттолкнул его от себя.
- Ты что с катушек слетел, псих?! – яростно закричал Гилберт на своего младшего брата.
Он даже сам не понял, чем вызвана такая реакция на этот невинный поступок, чего он больше испугался: что это был парень или что они родственники, или же, что это был именно Винсент? А может что-то еще? Но, тем не менее, он накричал на своего брата и сейчас зло смотрел на него, наполненный возмущением и негодованием. Сам же блондин в тот момент выглядел не менее растерянным и даже испуганным, будто бы боялся, что единственный близкий человек оттолкнет его навсегда. Но очень быстро страх во взгляде сменился чем-то другим, а затем и вовсе он стал улыбаться:
- Прости, - улыбка все еще на лице, хотя и кажется какой-то ненастоящей, фальшивой, словно маска.
Кстати, как понял Гил за время, живя в семействе Найтреев, эту «маску» Винсент носил почти всегда. Казалось, что он сам артист какой-то пьесы, написанной им же самим. Но в силах ли мальчишка разыграть такой спектакль? Если да, то ради чего? Или кого?.. Тем самым «маска» была его обязательным атрибутом. Казалось, он играет фактически со всеми, не бывая искренним. Что, правда, не относилось к самому Гилу: с ним его улыбка бывала настоящей. Иногда, конечно, попадались и те, кто для блондина не заслуживали и этой игры: с этим «мусором» он не церемонился, а если и улыбался – то это могло быть действительно пугающе, особенно в окружении жуткой ауры, преследующей молодого Найтрея. Хотя, какой Винсент на самом деле, что им движет, чем заняты его мысли – не знал никто, даже Гил, которой не был уверен, хочет ли он вообще знать своего «настоящего» брата.
В общем, несмотря на все интриги и тайны, являющиеся вечными спутниками образа Винсента, жизнь проходила достаточно ровно и спокойно. А после того маленького инцидента он и не предпринимал попыток приставать к брату, и их отношения с горем пополам снова носили беззаботно-дружеский характер, пока не случилось это…
Гилберт простыл. Точнее тогда он еще этого не осознал, и под вечер, ощутив озноб и ломку в суставах, сослался на тяжелый день и лишь лег пораньше спать. Несмотря на то, что ему уже было 18 лет, он до сих спор спал с братом на одной огромной кровати. Это было как само собой разумеющееся, просто сон рядом, вошедший в привычку, бывший традицией. Сам Винсент в это время спать еще не собирался, занимался где-то какими-то своими делами. Поэтому Гил, переодевшись, устало лег в гордом одиночестве и мгновенно провалился в сон. А сон был беспокойным. Какие-то яркие обрывки образов, чьи-то голоса, безумные улыбки, красная густая жидкость, то ли вино, то ли кровь, и Оз, исчезающий в Бездне. Гилберт проснулся от собственного же крика, крепко сжимая в кулаках простыню. Дыхание сбилось, вся одежда была мокрой от пота, а во рту пересохло.
- Ты бредил, - раздался справа голос Винсента.
В произнесенных словах не было какого-либо оттенка, лишь констатация факта. Сам же блондин лежал рядом, приподнявшись на локте и подперев голову, и изучающее смотрел на брата. Гилберт окинул его неопределенным взглядом, но промолчал, а тот тем временем продолжил:
- Тебе снился он, да?
- Не твое дело, - зло бросил брюнет, выравнивая дыхание.
- Пора бы уже забыть его. Все равно он наверняка мертв, - философски изрек Винсент, слегка усмехнувшись.
- Заткнись, - Гил бросил косой взгляд на блондина, но тот уже был на удивление серьезен, без своей вечной улыбки.
Винсент молча присел рядом, положив свою прохладную ладонь на горячий лоб брата.
- Да у тебя жар! – удивленно воскликнул он. – Тебе нужно принять какие-нибудь лекарства…
- Все нормально, ложись спать, - тоном, не требующим возражений, прервал его Гил и демонстративно снова лег, закрыв глаза.
Но Винсент, похоже, так и остался сидеть на месте, не торопясь снова спать. Это напрягало, поэтому слегка раздраженно Гил заворчал:
- Ты вообще собираешься ложиться или так и…
Но договорить ему не дал вес чужого тела, навалившегося сверху, а чужой рот даже не дал возможности возмутиться: все слова превратились в какое-то нечленораздельное мычание. Но Винсент сам поспешно прервал поцелуй, вглядываясь в лицо брата и поспешно шепча:
- Не бойся... Все хорошо…
- С ума сошел? – почему-то так же шепотом ответил ему Гил.
- Все хорошо, не волнуйся… - в голосе Винсента была нежность и какая-то несвойственная ему горечь. - Просто… Почему ты до сих пор не можешь забыть его?
Гилберт закусил губу, отводя взгляд. Он и сам не знал ответа на этот вопрос.
- Но его же здесь нет, - Винсент продолжил, - а тогда он чуть тебя не убил..
- Нет! Все не так, - руки брюнета непроизвольно сжались в кулаки.
- Но он бросил тебя… А я всегда был рядом… И сейчас. Я. Здесь. С тобой. Навсегда.
Гил снова посмотрел на брата, внимательно вглядываясь в эти разные глаза, пытаясь понять его. Понять себя.
А Винсент продолжал тихо шептать:
- Почему того, кто всегда рядом, того, кто знает о тебе все, готов на все ради тебя, ты не подпускаешь? А его, что оставил тебя одного, ты не можешь забыть? – тихие взволнованные слова перешли на уговаривающие, просящие. – Пожалуйста… Не отталкивай… Не бросай…
Гилберт шумно выдохнул, будто бы давая молчаливое разрешение.
Вспоминая тот случай, Гилберт до сих пор не знает, что стало тому причиной, почему он согласился. Возможно, это высокая температура, или светлые волосы брата, так напоминавшие другого человека, а, может, жалость. Или же он просто устал быть один, устал ждать. Или что-то еще, кто знает? Но факт остается фактом – они провели ночь вместе. Не сказать, что секс был плох. Вообще сложно что-либо сказать о той ночи – воспоминания остались крайне мутными, расплывчатыми, и в то же время яркими, обрывочными. Виной тому, наверное, вся та же чертова температура. Винсент был поначалу осторожным и нежным, но достаточно быстро стал страстным, властным, заставляя мгновения идти то намеренно медленно, то ускоряя темп. Все это осталось в памяти Гила как вереница ярких образ, каких-то путанных ощущений.
На утро Гилберт проснулся в объятьях брата. Болезнь не прошла, в добавок еще и горло заболело. Он постарался выскользнуть из постели, не разбудив спящего, но старания провалились – Винсент открыл глазах, и в его внимательном взгляде не было даже намека на сон. Но не один из братьев не проронил ни слова. Гилберт молча прошел в ванную комнату, по пути глянув на себя в зеркало: на шеи багровели парочка засосов. «Нужен шарф», - отметил он про себя, вздохнув. Сил злится не было. Он вообще чувствовал себя паршиво. А в голове бродили мрачные мысли, которое нужно привести в порядок, обдумать.
В этот день, не завтракав, Гилберт выпил какого-то отвара, чтобы хоть немного заглушить боль ноющего горла. После чего, сообщив слугам, что у него дела в городе, в одиночестве покинул поместье. На самом деле он поехал искать себе другое жильё. Подходящая квартирка отыскалась достаточно быстро.
С того дня они больше никогда с братом не ночевали вместе.

III часть.
Стать его «левым глазом» - хорошее ли это было решение? Теперь это не имело значения, теперь ничего не имело значения. Гилберт даже не знал, что следует называть «домом», есть ли он у него вообще. Дом Беззариусов он предал, так что его вряд ли когда-нибудь возьмут назад. Дом же Найтреев был вообще ему чужд, так же, как и брат, который в чем-то его даже пугал. Дом мисс Шерон – тоже не вариант, с ним его связывала только работа, не более. Ну разве еще негласный контракт с этим странным человеком без глаза, не единому слову которого не стоило верить. Остается его маленькая квартирка на краю города, в которой сейчас он и должен был встретиться с Брейком Ксарксисом. Но разве домом может быть место, где тебя даже никто не ждет?
Из тяжелый размышлений его вывел звук хлопнувшей дверки шкафа.
- Приветик, Гилберт-кун, - Шляпник подошел к столику, за которым, на простеньком диване, сидел Рейвен.
- Ты опоздал, - мрачно отозвался парень, доставая сигарету из пачки, но не закуривая.
- Ты же понимаешь, что сюда путь не близкий, а к себе жить ты не приглашаешь, - картинно вздохнул молодой мужчина.
- Не говори ерунду, - Найтрей нахмурился, вернув сигарету на прежнее место.
- Ну, так какие новости принес мой птенец, - весело улыбнулся Брейк, усаживаясь прямо на стол, напротив Гила.
- Ничего особо нового или конкретного. Ходят слухи о том, кому достанется Цепь Беззариусов, ведь ни хозяина, ни его сына скорее всего, - парень сделал паузу, смотря куда-то в сторону, - нет в живых. Говорят, что Найтреи хотят направить поисковую группу для поиска Грифона, ведь получив его, они станут вдвое сильнее.
- Вот оно как, - показалось, что на миг лицо Ксарксиса чем-то омрачилось, но вот уже та же невообразимая улыбка, - хорошая работа, парень. Кстати, а у Гилберта-куна уже появилась девушка?
- Что? – от неожиданного вопроса Рейвен даже выронил пачку, которую до этого все еще вертел в руках. – Какое это имеет отношение к моей работе?
- Ну, - Шляпник подался вперед, приблизив своё лицо к Гилу, заглядывая в светло-карии глаза, - все-таки меня можно назвать твоим наставником, я беспокоюсь. И вообще мне любопытно, почему у такого красивого молодого человека до сих пор никого нет.
Говоря это, Брейк не преставал беззаботно улыбаться, а Гил только хмурился, хотя и было заметно, что его смущает этот допрос
- А может, тебе вовсе и не девушки нравятся, а парни, - задумчиво потянул Ксарксис.
- Конечно же нет! – голос брюнета был полон возмущения!
- Что же так категорично? – выражение лица Шляпника стало капризно-обиженным. – Вот ты, Гилберт-кун, очень нравишься, - произнес он, пристально разглядывая черноволосого парня, сидящего перед ним, и нежно повел рукой тому по щеке.
Гилберт на секунду замешкался, и в тот же момент теплый чужой рот прижался к его губам. Парень уперся руками мужчине в грудь, пытаясь отстраниться и оттолкнуть, мыча что-то протестующее и нечленораздельное. Брейк, не став особо сопротивляться, отпустил.
- Когда же ты перестанешь меня домогаться, чертов извращенец?! – возмущению Рейвена не было предела.
- Когда ты наконец согласишься, Гилберт-кун, - весело ответил мужчина, совсем не огорченный отказом, - тем более ты при этом так мило краснеешь.
- Не дождешься, - раздраженно огрызнулся Гил, поднимая сигареты с пола.
- Я не понимаю, почему «нет». Девушки у тебя нет, парня тоже… Мне иногда кажется, что ты таким образом хранишь до сих пор верность своему хозяину, - последняя фраза была произнесена наигранно шутливым тоном.
- Думай, что хочешь, - сухо ответил брюнет и все-таки закурил – еще одна попытка избавления от пагубной привычки полетела ко всем чертям, - все равно это не твоё дело.
- Как грубо, Гилберт-кун, - разочарованно произнес Брейк, - ладно, мне пора. Не скучай.
Он направился к шкафу, из которого и появился. И только перед тем, как войти, он приостановился и серьезно сказал:
- Это глупо. Пора уже жить своей жизнью. Даже если он вернется, это не будет гарантировать того, что он еще не нашел тебе замены.
IV часть.
Я не мог поверить, что все наконец-то закончилось. Что он здесь. Сейчас. Рядом. Живой. Настоящий. Прошло 10 лет, но для него, похоже, время остановилось: будто только вчера он исчез… там… Воспоминания. Я думал, что за прошедшие года они перестали вызывать у меня какие-либо эмоции, стали лишь осознанным фактом. Но сейчас, когда он вернулся, вернулись и они. Странное ощущать с новой силой это боль потери, потери его. И себя. Теперь же к этому чувство примешалась радость того, что он спасен. Чувствую ли я счастье? Нет. Откуда этот новый страх? Или не новый… Да, я боялся этого все эти долгие дни, что теперь, даже если нам удастся вернуть Оза, он не примет меня. Он не знает меня. Я не хочу, чтобы он знал нового меня.
Страх. Пустота. Обреченность.
Я должен смириться. Теперь я Рейвен, Найтрей. Враг и предатель их семьи. Мне нет места в новой жизни господина. Так будет лучше для всех. Для него.
***
Я усмехнулся своим же мыслям: и в таком положении я пытаюсь его опекать. Я смешон и жалок. Даже сейчас я не могу найти в себе силы, чтобы выйти из комнаты, хотя мне совсем не хочется, что бы Оз, проснувшись, застал меня здесь. Мы же теперь не знакомы, не так ли?
Рука неосознанно тянется к пачке сигарет, но одергиваю себя. Не могу никак избавится от этой вредной привычки. Хотя, похоже, у меня есть и другие привычки: с его возвращения из Бездны я так и пробыл в его комнате все время, лишь иногда отлучаясь на несколько минут. Вот и сейчас я снова здесь, сижу на его постели и смотрю спящего Оза. Он ли это? Внешне он не изменился, разве что новые ушибы и ссадины. Но что стало с его душой за время, ставшее для нас годами?
Не хочу об этом думать. Почему-то я верю что это тот Оз, который постоянно придумывал всевозможные шалости, пугал меня кошками и украл мой первый поцелуй. А ведь мой легкомысленный господин наверняка даже не предал этому значение, раз уж даже я сам забыл про это. Какими же мы были глупыми детьми. Хотя он и сейчас ребенок, наверное. Но кто знает, что может сделать с человеком Бездна…
Еще с минуту я смотрел на его лицо, после чего отвернулся к окну, погруженный в свои не слишком-то радостные мысли.
- Гилберт, - слабый голос вырвал из размышлений, и я почувствовал чужое прикосновение.
Он не забыл меня! Простил! Он позвал меня по имени! Сердце бешено колотится, и, кажется, в легких не хватает кислорода – так захватывает на миг дыхание. Я поворачиваю голову и смотрю на Оза, а это, теперь уже без сомнения, он. Но в его зеленых глазах я вижу удивление. Он неуверенно отдергивает руку. Правильно, мой дорогой господин, ты обознался, я не тот Гилберт, которого ты когда-то знал.
Беру свой плащ и поспешно встаю с постели. Так не хочется встречаться взглядом с этими такими родными глазами, полными непонимания.
Все правильно, все так и должно быть.
Но, черт возьми, почему же так больно в груди?!..

@темы: PG-13, R, Винсент Найтрей, Гилберт Найтрей, Зарксис Брейк, Мини, Оз Безариус

   

ПыХ-ПыХ фик

главная